Москва | Изменить
Если у Вас нет аккаунта, пожалуйста зарегистрируйтесь, это займет не более двух минут.

Что в чёрном ящике?

Сцена с Хабенским и коробкой из к/ф «Ночной базар»

(«Ночной дозор» в переводе Гоблина):

- Что в чёрном ящике?

- Что там, что? (сильно волнуясь) Что в чёрном ящике? Холодильник? Утюг? Микроволновка?

- Внимание, правильный ответ: Нихрена там нет!

(А там, между шуток, сидела девушка-сова).

Благодаря коллеге и очень хорошему человеку, Евгению Геннадьевичу Князеву, мне посчастливилось поучаствовать в качестве содокладчика в работе Всероссийской научно-практической конференции «Медицина и право России», проведённой Национальным институтом медицинского права при поддержке Комитета Государственной Думы Российской Федерации по охране здоровья, Первого Московского государственного медицинского университета имени И.М. Сеченова, Ярославского государственного медицинского университета и Ивановской государственной медицинской академии в бесподобно славном городе Ярославле 19-20 июня 2015 года.

На конференции прозвучало очень много интересных и полезных докладов, большинство из которых было посвящено проблемам обеспечения и контроля качества медицинской помощи, экспертной работе, правовому регулированию медицинской деятельности, взаимодействию различных структур и организаций по вопросам экспертизы.

Программу конференции и несколько фотографий, а также мои комментарии к произошедшему Вы найдёте в Источнике.

Докладчики были разные. Преимущественно, это были судмедэксперты – начальники региональных бюро, их заместители и руководители отделов, сотрудники кафедр судебной медицины высших образовательных учреждений. Много выступило представителей органов юстиции и правопорядка – прокуратуры, судов, а также высшей школы юриспруденции. Мощная команда представляла Национальный институт медицины и права. Были и врачи – организаторы здравоохранения.

Практически, все докладчики говорили о недостаточности нормативно-правового регулирования экспертной работы, и многие – об отсутствии внятных регуляторных механизмов экспертизы и контроля качества медицинской помощи. О проблемах в работе, вызываемых этим дефицитом, высказались все, но каждый – по своему.

Судмедэксперты говорили об отсутствии внятных критериев оценки лечебно-диагностического процесса, качества работы врача и медицинской деятельности организации на фоне роста числа комиссионных экспертиз, проблем распределения полномочий и финансирования.

Юристы (в широком смысле) отмечали трудности установления вины врача в конфликтных случаях и правоприменения статей гражданского и уголовного кодексов к виновным. Прозвучали жалобы и обвинения в адрес экспертов за недостоверность и противоречивость экспертных заключений, приводили примеры случаев, когда по одной проблеме, связанной с некачественным оказанием медицинской помощи проводились три-четыре экспертизы, и все с разными результатами.

Врачи - организаторы здравоохранения тоже высказались по вопросам отсутствия необходимого нормативно-правового обеспечения экспертизы и контроля качества медицинской помощи, но в несколько ином ключе – организационном. Организация контроля качества и безопасности медицинской деятельности на всех уровнях регулируется недостаточно и не имеет должного методического обеспечения. Об управленческой ценности контроля предельно коротко, насколько позволял сокращённый до 15 минут регламент выступлений, упомянул с трибуны только Е.Г. Князев.

Таким образом, критерии качества, регламентацию контроля и экспертизы хотят все стороны, но каждая – в своих профессиональных интересах. Интересы врачей – судебных медицинских экспертов и организаторов здравоохранения разнятся. В любом конфликте врача и пациента (в широком смысле) организаторы относятся к одной из сторон – врача, хотя и могут временно занимать позицию пациента. Судмедэкспертиза в нашей системе выводится третьей стороной, но судмедэксперты остаются частью профессионального сообщества, и это рождает конфликт интересов уже внутри службы. Этот конфликт очевиден юристам (также, в широком смысле), и именно в нём они ищут и находят причину «некачественных» экспертиз.

Отсюда, и возникает острейший интерес юристов к чётким и конкретным требованиям – стандартам, порядкам, критериям качества и т.п. Являясь истинно третьей стороной в конфликтах врача и пациента, но не имея профессиональных медицинских знаний, юристы попадают в зависимость от экспертов – представителей одной из сторон и, естественно, стремятся от этой зависимости избавиться.

Лечебно-диагностический процесс для них – «чёрный ящик», а эксперт – тот, кто имеет в него доступ. Но, он всегда остаётся связанным с одной из конфликтующих сторон. Юристы заинтересованы в предоставлении им простых и понятных способов оценки качества медицинской помощи, с помощью которых они могли бы обеспечивать свою роль без помощи эксперта или с его помощью, но полностью контролируя его работу.

«Что в чёрном ящике?» для юристов – вопрос далеко не праздный. Они стремятся знать непосредственно, что в нём происходит , добиваются всё больших полномочий и контрольных инструментов для этого и имеют шансы получить их все. Но, будет ли в этом толк? У нас, практически, готова мощная статья на эту тему. Выйдет завтра утром.

С наилучшими пожеланиями, команда Здрав.Биз и Андрей Таевский

---

Статья полностью с фотографиями и Программой конференции в Источнике:

Источник: www.zdrav.biz

Сообщества

Рейтинг: 0.0 Оценить
Размещена: 29.06.2015

Комментарии

нет комментариев

Ваш комментарий